Есть что-то неимоверно уютное в запахе кока-колы. Вот если открыть бутылку колы и сунуть нос прямо к горлышку, типичный такой запах. Очень уютный. Как дома, как праздник. Вот такая вот магия ароматов. Где-то граждане в белых халатах смешивают ароматизаторы, а тебе потом уютно и сладко.

Завтра предзащита диплома.

Удивительно, как важны моменты прощания. В жизни много вещей чередуется, сменяется. Люди приходят и потом навсегда уходят. А иногда навсегда уходят, но потом всё равно возвращаются. Но очень часто — нет. И тогда, зачастую, очень важен момент последнего прощания, потому что потом от человека ничего не останется — мы же ничего не помним. Останется набор историй и воспоминание о прощании.
Вторая педагогическая практика два месяца назад вернула меня на время в школу, где была первая, после которой я сказал ребятам, утихомиривая их напоследок: "Тсс! Мы ведь видимся с вами последнюю минуту, последний раз в жизни!", и через четыре месяца я встретил их вновь. Семиклашки бегали по коридору и кричали друг другу надрывным шепотом "Он вернулся! Он вернулся!". А после практики я попрощался с тамошней учительницей, которая следила за нами и во всём нам помогала, и из всего, что я действительно знаю о том, как учить детей, половине меня научила именно она всего лишь за эти несколько дней. Попрощался, и сначала не придал этому значения. А потом пришлось ещё раз вернуться в ту школу, подписать последние бумаги, и я как раз задумался о важности прощания, и о том, что я не поблагодарил её за всё, что она для меня сделала, вернее, поблагодарил, но мимоходом, непонятно. Я придумал несколько глупых слов, которые решил сказать ей, и приехал забрать документы. Но в нашу действительно последнюю встречу она беседовала о чём-то важном и учебном с какой-то другой учительницей. Поэтому мы только кивнули друг другу, и "спасибо" я сказал ей только за дурацкую бумажку с десятком подписей. Я подумал после этого, что как раз пропустил момент важного прощания, потому что потом не останется в памяти тех слов, что не были сказаны. Но, странным образом, это переживание делает важное прощание из того, что случилось так, как случилось.

В детстве у меня была книжка со сказками. Эти сказки очень сильно на меня тогда повлияли; наверное, это первая книжка, про которую я помню, что она на меня повлияла, как положено это делать литературе. Потом книжка куда-то подевалась, и двадцать лет я не мог её найти. И меня всё беспокоила сказка, которую я помнил особенно отчётливо. Была ли эта сказка такой, как я её запомнил? Или сознание впечатлительного ребёнка взбудоражил гораздо менее интересный, чем на самом деле, рассказ? Сегодня я нашёл эту книжку, и в ней нашёл эту сказку. Вот она.
Эта сказка такая, какой я её запомнил.
По-моему, это очень хорошая сказка.

Быль-Небыль


Есть на свете такая страна — страна сирот, и такой народ — народ сирот, и такой король — король сирот. И он не чудовище, как большинство королей на земле, а мудрец. Это совсем маленький ребенок, которому нет еще и года.
А вот как это произошло.
Жила-была маленькая птичка, не больше королька. Порхала она по полянам и распевала:
Тъяра-тъё!
Пока она пела, не случалось ничего плохого, так как птичка ни о чем плохом не думала. Ей ничего не было нужно. Ей было вполне достаточно порхать по полянам и распевать:
Тъяра-тъё, ндъёро-ндъёро-ндъёро!
Однажды заметил ее охотник, взял на прицел и выстрелил в нее из лука. Птичка уселась на стрелу и сказала:
— Не трогай меня, охотник. Я всего лишь маленькая волшебная птичка. Гляди-ка: вот следы слона, а вон — антилопы. Выследи их, и тебе повезет на охоте.
— Может, и так, но мне нужна ты, — возразил упрямый охотник.
— Ну ладно, так знай же, что ты только зря теряешь время и меня тебе никогда не поймать. Отныне меня будут звать Быль-Небыль-Быль!
И, решив сыграть с охотником шутку, птичка позволила схватить себя.
— А, то-то же! — закричал охотник. — Что ты теперь скажешь — кто сильнее?
Ндъёро-ндъёро-ндъёро! — поет Быль-Небыль. — Это еще не все.
— Как, ты еще смеешь пищать? Ну так вот тебе! — И охотник свернул ей шею.
Ндъёро-ндъёро-ндъёро! - поет Быль-Небыль. — Это еще не все.
Тогда охотник ощипал птичку, но Быль-Небыль повторяла:
Ндъёро-ндъёрондъёро/Это еще не все!
— Ладно, это мы увидим, — сказал охотник, привязывая птичку к поясу.— Моя жена и дети тебя съедят.
Возвращаясь в свою деревню, охотник встретил приятеля, который сказал ему:
— Твоя жена и дети умерли!
— Кто их убил? — спросил охотник.
— С ними сделались колики...
Ндъёро-ндъёрондъёро! — пропела Быль-Небыль. — Это еще не все.
Несчастный охотник ничего не ответил, но, придя домой, он разрезал птичку на мелкие куски, положил в кастрюлю и поставил ее на огонь. Быль-Небыль потихоньку напевала:
Ндъёро-ндъёро-ндъёро\ Это еще не все.
Через несколько часов охотник пощупал мясо: оно было жестким, как сырое. Быль-Небыль потихоньку напевала:
Ндъёро-ндъёрондъёро! Это еще не все!
Утром пришли соседки попросить огня, за этим же они зашли и вечером. Кастрюля продолжала стоять на огне, а из нее все время слышалось тихое пение:
Ндъёрондъёрондъёро! Я — Быль. Я — Небыль. Я не хочу вариться! Это еще не все!
Услышав это, женщины в страхе бросились бежать, и вскоре вся деревня узнала, что у охотника есть говорящая кастрюля.
Охотнику стало стыдно, он понял наконец, что птичка не сварится, и решил отнести ее, пока не поздно, в лес и бросить там, где впервые увидел.
Увы! Птички уже не было в кастрюле — вместо маленькой птички оттуда вылез огромный зверь с устрашающей пастью. Зверь этот сначала проглотил охотника, а потом, встав на задние лапы, — луну.
Наступила темная ночь.
Тогда Зверь-наводящий-ужас тронулся в путь. Хвост его длиной в сто локтей грохотал сильнее, чем гром. Подойдя к лесу, зверь проглотил лес, подойдя к реке, он проглотил реку. Ничто не могло его остановить — он шел вперед. Подойдя к горе, он проглотил гору. Он проглотил озеро, потом — равнину, единым глотком выпил болотистую речушку вместе со всеми валявшимися в ней битыми горшками. Наконец он заметил деревню. Петухи приготовились возвестить тревогу, но тут чудовище разом проглотило всех петухов. Потом оно снова превратилось в птицу, но в огромную птицу, огромнейшую ночную птицу пепельно-серого цвета, которая взгромоздилась на баобаб, растущий как раз посреди деревни.

На рассвете, когда люди стали выходить из хижин, они увидели огромную ночную птицу, сидящую на баобабе. Глаза ее были закрыты, но клюв — широко открыт. Она не шевелилась. И только шея ее то вздувалась, то опадала и из горла доносилась барабанная дробь:
Ндъёро-ндъёро-ндъёро!
И когда в первый раз прозвучало «Ндьёро!», стада, смяв ограду из терновника, за которой они паслись, устремились в широко открытый клюв.
И когда во второй раз прозвучало «Ндьёро!», хижины и все, что в них было: горшки и горшочки, сделанные из бутылочной тыквы, кастрюли, — все бросилось бежать и устремилось в широко открытый клюв.
И когда в третий раз прозвучало «Ндьёро!», мужчины, женщины и дети со всем оружием и вещами, которые были на них, вдруг завертелись, как сумасшедшие, и устремились в широко открытый клюв.
Огромная птица все проглотила, а потом открыла глаза.
Кругом была пустыня. Она съела все. Вдруг она увидела кем-то потерянный половник: она спрыгнула с баобаба и проклевала в нем дырку. Она нашла еще больную собачонку, старый коврик-плетенку и маленького цыпленка. Она проглотила всех. Среди пепла теплился огонь. Она проглотила его целиком. Поднимался еще слабый дымок. Она проглотила и дымок. Больше не осталось ничего, совсем ничего.
Тогда она снова взгромоздилась на свой насест и притихла.
Ничто не шевелилось.
Вдруг птица услышала слабый-слабый шум.
Тихий-тихий-слабый-шум. Кто шумит? Кто кричит? Слабый-слабый-тихий-шум!
Оказывается, это хныкал маленький ребенок.
О нем забыли. Он был совершенно голый. Один на целом свете. Он сучил ножками.
Птица спрыгнула с баобаба, чтобы его съесть. Но огромный кузнечик подтолкнул младенца головой так, что тот очутился в крысиной норе. Птица проглотила кузнечика, но не смогла достать ребенка, который скатился в глубь норы. Нора была слишком мала для того, чтобы птица могла просунуть туда свой толстый клюв.
Тогда птица снова уселась на насест, но спала теперь уже в полглаза.
Ничто не шевелилось.
Трам-там-там-хлоп-хлоп-плям-плям! Кто-сидит-там? Чем-он-занят? Наверху-там!
Птица открыла второй глаз:
Это был все тот же младенец. Ему было уже три месяца. Он сидел на вершине термитника.
О нем забыли. Он был совершенно голый. Один на целом свете. Он сучил ножками.
Птица спрыгнула с баобаба, чтобы его съесть. Но сильный термит толкнул ребенка головой внутрь термитника. Птица проглотила термита и сам термитник, но не смогла достать ребенка, забившегося вглубь — в земляной ход термитов. Вход в него был слишком узок для того, чтобы птица могла втиснуть в него свой толстый клюв.
Тогда птица снова уселась на свой насест, но уже больше не спала.
Ничто не шевелилось.
Бах-бух-в-железный-гонг-ух! Ух! Кто-там-бьет? Что-кует? Бах-бух!
Птица моргнула.
Это был тот же самый младенец. Ему было уже шесть месяцев. Он работал в кузнице.
От ярости птица ощетинилась перьями.
— Что?
Били молотом по железу.
— Что? Что? Средь бела дня!
Разные личинки, слепой народец, суетились вокруг кузницы. Тысячи червей вылезли из земляных нор. Все таскали тележки с рудой и углем и сваливали это в кучу, огромную кучу.
Птица спрыгнула с баобаба. Сначала она принялась поедать червей и личинок, но это оказалось не так-то просто, ведь их было видимо-невидимо.
Потом она попыталась поймать ребенка, но он сидел в кузнице. Тогда птица съела кузницу. Ей стало очень не по себе, так как в кузнице было полным-полно здоровенных кусков железа и видимо-невидимо металлических стружек.
Когда она попыталась поймать ребенка, тот убежал и спрятался в куче руды и угля. Птица прибежала за ним следом, но стала она уже тяжелой-претяжелой. Она начала клевать кучу и проглотила весь уголь и всю руду, а было их видимо-невидимо.
Птица проглотила огромную кучу, а ребенка нигде не оказалось. Она нашла только маленькую шкатулку, ослепившую птицу своим ярким, как солнце, сиянием. Тогда птица проглотила шкатулку и задремала.
Она не была еще сыта, но стала такой тяжелой-претяжелой, что не смогла взобраться на баобаб. Поэтому она улеглась прямо на землю и крепко заснула.
Она спала. Ничто,не шевелилось.
— Скрип-скрип! Крак-крак-скрип!
Это ребенок открывает шкатулку.
Ребенок открывает шкатулку, он вылезает из шкатулки, он оказывается в брюхе птицы!
Там было очень темно! Тогда, чтобы стало светлей, ребенок вскрыл брюхо птицы. Вжик! Он вскрывает ей брюхо большущим ножом. Вжик! Вскрывает ножом, острым, как копье. Он вскрывает брюхо и вываливается оттуда головой вперед.
И набивает себе на лбу шишку.
Тогда он начинает плакать.
И вот ребенок сидит на земле, совершенно голый. Один на целом свете. Он трет шишку и плачет. Он плачет потому, что он один на целом свете, ему плохо и шишка у него болит.
Он слышит голоса, кричащие ему:
— О король! Благодарим тебя!
Это звери и предметы выходят из брюха птицы. Выходят горы, луна, озеро, равнина, болотистая речушка и даже старые битые горшки, которые съела птица. Все возвращаются на прежние места, крича ребенку:
— Благодарим тебя, о король!
Дальше идут быки, волы, петухи, цыплята, собаки, кошки, деревенские хижины, домашняя утварь: все выходят из брюха птицы и возвращаются на свои места, крича ребенку:
— О король! Благодарим тебя!
Потом идут мужчины, старики, молодежь, женщины, дети, пленные, воины, пастухи, охотники — все живые, смеющиеся как ни в чем не бывало. Они видят, что все на месте, и возвращаются домой, ничего не сказав ребенку.


Тогда малыш, увидев, что о нем опять все забыли, говорит:
— Благодарю!
Он встает и возвращается в брюхо птицы.
Но в ту же минуту он снова оттуда выходит в сопровождении тысячи существ, которые блестят так ярко, как будто они объяты пламенем. Они поднимаются в воздух, вихрем кружатся в солнечных лучах, а потом устремляются в деревню терзать людей. Это мушиный, пчелиный и осиный народ, который довольствуется малым. Их несметные полчища.
А король их — тот самый малыш, которому нет еще и года.
Зовут его королем сирот.
Народ его — народ сирот.
И страна его — страна сирот.
Сироты не дают покоя людям.
Ндъёро-ндъёро-ндъёро! — поет Быль-Небыль, маленькая, не больше королька, птичка, порхая на полянах и ловя мух, пчел и ос, чтобы избавить от них людей:
Тьяра-тъё!

Reply

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

January

SunMonTueWedThuFriSat
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9 10
 
11
 
12
 
13 14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
31